ngc1365 (ngc1365) wrote,
ngc1365
ngc1365

Categories:

КАК Я СЛУЖИЛ НА ФЛОТЕ. Глава 15. ШТАБ

ШТАБ

Есть такая профессия – Родину защищать.
(Не о «штабных крысах» будет сказано)
Маразм крепчал…
(Известное выражение)


Расскажу немного о штабе. Располагался он, если не забыли, на втором этаже. Длинный коридор и кабинеты, кабинеты, кабинеты… Собственно штабом командовал некий капитан 3 ранга. Фамилия его как-то вылетела у меня из головы. Был он из категории военных, что найдут причину «докопаться» до любого человека, даже до столба: «Почему здесь стоишь? А почему молчишь?..». И так далее. Связываться с ним никому не хотелось. К нам он практически не заходил. Напротив, начальник Политотдела капитан 3 ранга Павленко – частый гость в АСП. Связано это было с нередкими пьянками и прочими «залётами» персонала. Иногда НачПО заходил просто так. Например, однажды Коля П-ов (а прослужили мы к тому времени года два) сделал себе причёску «на прямой пробор». Ну сделал так сделал – ему виднее. НачПО зашёл к нам и сообщил Коле, что советскому моряку не следует носить «буржуазную» причёску. Так и сказал. Коля, естественно, имидж менять не стал.

Локса
Начштаба бригады во главе колонны (фото 1983 года, строевой смотр. На заднем плане СБ «Локса»)

У НачПО были помощники – лейтенант Мустафин, например. Этот очень толстый молодой человек в офицерской форме выглядел ещё ничего, но стоило ему надеть спортивный костюм (а офицеры политотдела иногда дежурили по ночам), как вся подтянутость и выправка улетали неизвестно куда. В ПО был ещё мичман Ляднов, небольшого росточка с усами. Его также у нас не жаловали.
Посреди штабного коридора сбоку находилась лесенка на третий этаж. Там, в единственном на этом этаже помещении, сидел оперативный дежурный бригады (в отличие от простого дежурного по части в рубке у входа в здание). Оперативный мог связаться и с командованием флота, и со штабом флота, и с кем только можно. Сюда поступал сигнал тревоги. А оповещал нас о тревоге специальный ревун на крыше здания штаба. На оперативное дежурство заступали только офицеры.
Командовал бригадой капитан 1 ранга Беляев. Седой, громогласный, очень суровый. Именно на него я и налетел в первое утро в АСП. Однажды, помню, вышли мы на обед, построились. Дежурный по АСП, как обычно, произнёс «Пошли!», и «организованная толпа» вяло двинулась в столовую. Не успели пройти и половины дистанции, сзади – комбриг: «А ну назад, в рот пароход!!!». Это было его самое мягкое ругательство. Мы вернулись, построились и строевым шагом повторили. Но такое случалось достаточно редко.
Запомнился один эпизод, а произошёл он летом 1983 года. Я – дневальный, стою «на тумбочке». Время – четвёртый час пополудни, моряки разошлись на работы. В АСП остались готовящиеся к наряду либо просто годки, решившие продолжить послеобеденный сон. Стою, скучаю. Вдруг в конце нашего длинного коридора появляется комбриг. И сразу мне: «Дневальный, не звонить!». А рядом со мной на стене – кнопочка. Количество звонков примерно сообщает дежурному, кто пришёл и определяет его дальнейшие действия. По прибытии комбрига необходимо (по инструкции дневального!) звонить пять раз. Звоню. «Я же сказал не звонить! Пять суток ареста!» И через несколько секунд, проходя мимо: «Десять суток ареста!!!». Самое обидное, что ни один из годков, заслышав звонки, даже не попытался выскочить в окно. Узнав об этом, я понял, что страдать буду зря. К счастью, «на губу» не попал, всё обошлось.

У штаба
У входа в здание штаба бригады (там же расположена и АСП. Фото лета 1983 г.)

У комбрига есть несколько заместителей. Одного из них, капитана 2 ранга Шацкого, я уже упоминал. Второй – капитан 2 ранга Коробов. Было ему лет сорок, но выглядел он на пятьдесят с лишком. Коробов являлся замом по аварийно-спасательным работам, то есть имел непосредственное к нам отношение. К сожалению, был он сильно пьющим человеком. Все, естественно, об этом знали. Однажды вечером капитан 2 ранга, в стельку пьяный, отсыпался у нас в Ленинской комнате на столах.
Были ещё какие-то офицеры, но вспомнить их фамилии и должности уже, скорее всего, невозможно.
В штабе работали и несколько матросов. В основном писари. Общались мы с ними, понятно, меньше – очень уж разными были сектора нашей деятельности. Думаю, работёнка у них не пыльная. Но с другой стороны, они всегда перед бдительным оком высокого начальства. Неизвестно что лучше.

Так уж получается, что понятия «штаб» и «маразм» неразделимы. В своё время обещал рассказать обо всём, что вспомню. Обещание выполняю.
Итак, представьте себе ситуацию. Стоит ранняя ещё осень: где-то конец сентября. В бригаду ожидается прибытие либо комиссии из штаба флота, либо просто высокого чина со звёздами. Разницы никакой. Утро в разгаре: моряки сделали приборку в здании штаба, прошлись метёлками по близлежащей территории и спокойно разошлись готовиться к очередному рабочему дню. Но не тут-то было. Высокий чин изволил задержаться, и дорожки вновь покрылись падающей листвой. Нам сейчас кажется: ну и чёрт с ними, с дорожками – осень ведь. Но у дежурного по части ход мыслей иной – уроним честь бригады. Поэтому немедленно снаряжается команда по уборке территории от явных следов осени.
Хорошо, прошлись с метёлками ещё раз. А высокий чин опять задерживается. Через полчаса дорожки снова в ужасном, по мнению дежурного по части, состоянии. Метёлки, наверное, остыть не успели… Тут поневоле глаза к небу: ну поскорее бы он приехал.

Ещё пример, но уже из другой «оперы». Иногда все мы ходим на выборы. В стародавние сталинские времена этот день – праздник. Сейчас – ожидание скандалов и сенсаций. Ну а в застойные годы день выборов являлся как бы подтверждением всеобщего одобрения курса партии на… (далее следовало соответствующее моменту продолжение).
Один такой день случился и во время моей службы. Естественно, кого выбирали, я уже забыл, в данном случае это значения не имеет. Мы также не касаемся существующего тогда принципа «выбора из одного кандидата». Дело в другом. Избирательные участки работали с раннего утра до вечера, дабы избиратель мог сам выбрать, когда ему оторваться от насущных дел и прийти исполнить свой гражданский долг. Нам такого выбора дано не было.
На дворе воскресенье, но подъём – в шесть утра. Умываться, одеваться, и на избирательный участок. Далеко ходить не нужно, клуб рядом. Задолго до завтрака проголосовали все. Вы недоуменно спросите, с чего бы это вдруг такой идиотизм? Ну какая разница, прийти голосовать до завтрака или после? Или вообще перед ужином? Для нас с вами, естественно, никакой. Но если мы наденем китель командира бригады и посмотрим на всё его мозгами, то разница очень быстро появится. В те времена приветствовалось поголовное привлечение электората на избирательные участки. Как минимум, 99,9%. Это вам не сегодняшний бардак с двадцатью пятью процентами*. А за явку избирателей (в данном случае моряков) требовался отчёт в вышестоящий орган (штаб флота). И для человека, одетого в китель комбрига, существует огромная разница, попадёт ли его отчёт в штаб флота в семь часов или, к примеру, в семнадцать. Нам этого уже не понять, но на то он маразм и есть.

* на момент написания текста

Глава 16
К оглавлению
Tags: 1981, 1982, 1983, 1984, АСП, АСС, БАСС, ВМФ, ДКБФ, Крым, Латвия, Лиепая, Севастополь, воспоминания, мемуары, служба, флот
Subscribe
Comments for this post were disabled by the author